понедельник, 10 апреля 2017 г.

Об устройстве курантов на колокольне Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря

На колокольне Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря. Фото: В.А. Абрамов
В своих воспоминаниях крестьянин села Угодичи А.Я. Артынов писал, что архимандриту Яковлевского монастыря Апполинарию Пулашкину хотелось устроить в обители колокольные часы, но он не мог найти для этого хорошего мастера. Отец Артынова, хорошо знавший архимандрита, рекомендовал ему часового мастера родом из города Серпухова Дмитрия Иванова Савостина, проживавшего тогда в городе Тихвине, изготовившего часы в Тихвинском большом монастыре. «Он сделал их весьма прочные и верные, бившие в колокола минуты, четверти и часы. Они каждую четверть часа выигрывали на подобранных колоколах следующие куранты: «Кто-то может убежати смертный час: ни царь, ни князь, ни воин, ни пастух». Для механизма этих часов ниже колоколов была устроена теплая комната; из этой комнаты мастер сделал привод, которым приводились в движение часовая и минутная стрелка на циферблате. В Ростов Савостин приехал с женой и сыном; устроил по условию часы, существующие и в настоящее время на колокольне Яковлевского монастыря, потом устроил часы в селениях: Поречье-Рыбном и Вощажникове».
О курантах на колокольне села Поречья-Рыбного писал А.Г. Морозов. Напомним, что контракт об устройстве часов на никитской колокольне в Поречье отложился в маклерской книге города Ростова, изложен от имени Дмитрия Савостина, датирован 23 марта 1806 г. Таким образом, воспоминания А.Я. Артынова по Поречью подтвердились архивным, нотариально составленным документом.
В том же источнике, а именно в маклерской книге города Ростова, 22 марта 1808 г. отложился контракт, касающийся устройства часов на колокольне Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря. Контракт заключили Тульской губернии, города Алексина часовых дел мастера Дмитрий Васильев Савостин, его сын Иван Дмитриев и архимандрит упомянутого монастыря Апполинарий.
Итак, отец и сын Савостины договорились с архимандритом вместо имевшихся на монастырской колокольне боевых часов, пришедших от давности лет в неисправность, сделать новые куранты. Механизм новых часов должен был заводиться один раз в неделю. Предполагалось, что восемь «колокольцов» будут отбивать четверти часа, а девятый – боевой, очевидно, в один удар. Круг или циферблат с двумя железными стрелками, часовой и минутной, устанавливался на ту сторону колокольни, что была обращена к монастырю. При этом, оговаривалось, что по возможности, мастера установят такой же циферблат на северной стороне колокольни – обращенной к городу. Стрелки и «литеры цифирные» на циферблатах мастера должны были вызолотить своим собственным листовым червонным золотом. Из деталей механизма часов - три «колеса» и гнезда, мастерам предписывалось сделать из меди. В контракте достаточно жестко, в двух местах текста, прописано, что мастера должны делать куранты из своих собственных материалов, не требуя ничего от монастыря. Даже уголь для кузницы они обязались покупать за свой счет. Однако монастырь предоставлял Савостиным свою кузницу. Для проживания, мастерам с рабочими людьми в обители отводилась квартира, которая, по условиям, отапливалась монастырскими дровами.
Приступить к работе мастера обязались 1 мая 1808 г. Окончательную отделку и запуск курантов они предполагали закончить в годичный срок. За использованные при устройстве часов материалы: железо, медь и сталь монастырь выплачивал Савостиным 850 рублей. Сумма записана в тексте прописью. Отметим, что за устройство курантов в Поречье мастера, двумя годами ранее, получили 1200 рублей. На закупку материалов монастырь выдал мастерам задаток, 250 рублей. Остальные деньги предполагалось выдавать по усмотрению сделанной ими работы. В целом, Савостины обязывались создать часы точными, исправными и навсегда прочными. Специальная оговорка предполагала привлечение мастеров к ответу, при различного рода неустойках.
В контракте, за себя и за своего отца, Дмитрия Савостина, по его неграмотности и просьбе, а также в получении от монастыря задатка в сумме 250 рублей, «своеручно» расписался Иван Дмитриев Савостин. В тот же день, 22 марта 1808 г. маклер Алексей Привалов записал контракт в маклерскую книгу под №126. Текст написан скорописью, чернилами коричневого цвета. Ниже, под текстом контракта, в маклерской книге следует подпись, сделанная черными чернилами, свидетельствующая, что подлинный контракт явил и к себе обратно получил архимандрит Апполинарий.
Таким образом, еще одно воспоминание крестьянина А.Я. Артынова, об устройстве курантов в Ростовском Спасо-Яковлевском монастыре, нашло свое документальное подтверждение. В то же время, как уже отмечалось в статье о курантах Поречья-Рыбного, в воспоминаниях есть ряд неточностей или расхождений. Отчество часового мастера Дмитрия Савостина: не Иванович, а Васильевич. Родной город Савостиных и город их проживания, из которого они прибыли в Ростов. Теперь очевидно, что сначала Савостин сделал куранты в селе Поречье. И лишь потом, через два года - в Спасо-Яковлевском монастыре.
Литература и источники:
Морозов А.Г. Куранты села Поречья-Рыбного Ростовского уезда // Вопросы отечественной и зарубежной истории, политологии, социологии, теологии, образования: материалы конференции «Чтения Ушинского». Ярославль, 2013. С. 70-73.
Воспоминания крестьянина села Угодичи Ярославской губернии Ростовского уезда Александра Артынова / Предисл. А.А. Титова. М., 1882. С. 21 – 22.
РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3445.
Там же. Д. 3493.

Вид с запада на колокольню Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря. Фото: В.А. Абрамов

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Договор о доставке льняной пряжи с Ростовской ярмарки на парусную фабрику, 1808 г.

В конце XVIII – начале XIX вв. крестьяне Нечерноземья, получая мало прибыли от земледелия, свое свободное время (а им были осень, зи...