четверг, 20 апреля 2017 г.

Об устройстве серебренных царских врат в храме Никиты мученика Поречья-Рыбного

Степанов А.А. Иконостас Никитской церкви с. Поречье. кон. ХIХ в.
Собрание музея-заповедника «Ростовский кремль». 16,1 х 23,1 см
Краевед Андрей Александрович Титов (1844-1911) в своей работе «Ростовский уезд…», довольно подробно характеризует богатство храмов села Поречья-Рыбного. Среди материальных и художественных ценностей зимнего храма великомученика Никиты он выделил серебренные, вызолоченные через огонь царские врата большого размера, с превосходно вылитыми из серебра же изваяниями евангелистов и указал их вес – 2 пуда 20 фунтов, 80 золотников. Эти серебренные царские врата хорошо видны на фотографиях иконостаса зимней церкви конца XIX – начала XX в.
В маклерский книге города Ростова за 1824 г. отложился контракт, связанный с заказом на изготовление данных царских врат. Рассмотрим его.
Контракт датирован 29 февраля 1824 г. Его заключили, с одной стороны, Ярославской губернии, города Углича, мещанин Михаил Александров Хорхарин, а с другой - Ростовской округи, вотчины Его Сиятельства графа Владимира Григорьевича Орлова, села Поречья бурмистр Дмитрий Панкратьев Бочагов и поречский крестьянин Иван Борисов Лалин. Отметим, что только отчество графа Орлова дано, как «…вич». Отчества мещанина и крестьян написаны, как: «…ов».
Документ изложен от имени Хорхарина, который подрядился сделать в храм Никиты мученика села Поречья, по избранному заказчиками рисунку, Царские врата. Должной пробы, серебренные, по золоту чеканные, цельные, с накладными колоннами в приличных местах; стройной, лучшей работы, как в чеканке, так и в позолоте. Изготовление врат оплачивал, «на собственный кошт», крестьянин И.Б. Лалин.
В тексте контракта указывается, что примером для мастера в уровне искусства работы должны были служить им же сделанные ризы, на иконы Христа Спасителя в Ростовском Успенском соборе. По своей конструкции врата изготавливались на медных рамах. Вес белого серебра, кроме рам, должен был составить не более 2 пудов 15 фунтов, ценой за каждый пуд по 5000 рублей. Золота предполагалось употребить на золочение, за каждый золотник по 20 рублей, на сумму до 3000 рублей. Все суммы в тексте указаны прописью. По своим габаритам новые врата в длине и ширине должны были соответствовать старым вратам, размер которых не указан. Упомянутые медные рамы мастер должен был изготовить на свой кошт, не требуя за них никакой платы.
На изготовление царских врат мастеру отводилось 5 месяцев с момента заключения контракта. При его подписании Хорхарин получил от крестьянина И.Б. Лалина и бурмистра Д.П. Бочагова задаток в сумме 2000 рублей. При доставке врат в Поречье мастер получал от Лалина еще 1000 рублей. Затем, при установке, еще 9000 рублей, а последнюю сумму – по расчету, от бурмистра Бочагова или другого лица, «кому им приказано будет». Стороны обязались соблюдать условия контракта «свято и нерушимо».
Подписи в контракте М.А. Хорхарин и поречский бурмистр Д.П. Бочагов поставили «своеручно». За крестьянина И.Б. Лалина, по причине весьма плохого его зрения, по его просьбе, расписался церковный староста Поречья-Рыбного, крестьянин Василий Федорович Рогов. 3 марта 1824 г. стороны явили контракт в Ростове у маклерских дел. После записи текста контракта в маклерскую книгу под №184 подлинный документ получил к себе на хранение бурмистр Бочагов. Ниже стоит подпись маклера «Н…ев» [неразборчиво – А.М.], а также бурмистра Бочагова в получении к себе подлинника.
Таким образом, обнаружен датированный 1824 г. текст контракта, который раскрывает создание важного элемента иконостаса – Царских врат, в одном из богатейших храмов Ростовского уезда – Великомученика Никиты, в крупном, торгово-промышленном селе Поречье-Рыбном. Использование при изготовлении врат такого количества серебра и позолоты говорит о богатстве местных крестьян, занимавшихся торговлей и промыслами. Наконец, в тексте документа прямо указан благотворитель, жертвователь на устройство врат – поречский крестьянин Иван Борисович Лалин, находившийся, очевидно, в преклонном возрасте.
В январе 1930 г., при закрытии церквей, как свидетельствует снимок ростовского фотографа С.Ф. Агафонова, данные царские врата были утрачены.
Источники:
Титов А.А. Ростовский уезд Ярославской губернии. М., 1885. С. 144.
РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1190. Л. 30.



Открытка. Окрестности Ростова Великого. Интерьер храма Никиты Мученика в с. Поречье. 1914 г. Издатель Д.А. Иванов, худож. фототипия К. Фишер. Собрание музея-заповедника «Ростовский кремль». 8,5 х 14 см
Агафонов Сергей Ф. Съемка по заданию музея. Интерьер церкви великом. Никиты в с. Поречье. февраль 1930 г. Собрание музея-заповедника «Ростовский кремль». 12,1 х 16,9 см. Дан вид с юго-запада с ближней точки на иконостас. Справа под сенью футляр с плащаницею, стоит возле солеи. Иконы в нижем ряду иконостаса и створки Царских врат отсутствуют. Справа от амвона "Распятие", слева стоят, в большом количестве, напольные свечники. Через проём Царских врат в алтаре видны разбросанные вещи.
Агафонов С.Ф. Церковь великом. Никиты в с. Поречье. Нач. 1930 г. Фотобумага, фотопечать, 12,1 х 16,9см. Дата поступления в ростовский музей: 03.02.1930 г.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Резное панно «Георгий Победоносец» борисоглебского мастера Алексея Пичугина

Гостей  музейного клуба "Яблочный пирог" Борисоглебского филиала Ростовского музея 21 апреля сего года, ожидала встреча с  произ...